Просмотров: 561

История империи «ГУЛАГ». Глава 5. Дмитлаг.

В 1936 году Подписка, которую давали при поступлении на работу вольнонаемные сотрудники МВС, выглядела так: “Даю настоящую подписку управлению строительства Москва-Волгострой в том, что нигде, никому и ни при каких обстоятельствах не буду сообщать какие бы то ни было сведения, касающиеся жизни, работ, порядков и размещения лагерей НКВД, а также и в том, что не буду вступать с заключенными ни в какие частные, личные отношения и не буду выполнять никаких их частных поручений. Мне объявлено, что за нарушение этой подписки я подлежу ответственности в уголовном порядке как за оглашение секретных сведений. Родственников и знакомых, содержащихся в Дмитлаге НКВД СССР как заключенных, я не имею (если имеет, то указать, кого именно)”. Далее указывались число, подпись, место работы и должность. Такая подписка имела гриф “совершенно секретно”.

Как отмечалось в приказе по Дмитлагу (далее опускаем такое уточнение везде, где речь не идет о приказах по МВС или совместных приказах по МВС и Дмитлагу) № 38 от 11 января 1936 года, за период с 1 октября по 31 декабря 1935-го стоимость “промотанного” и расхищенного в лагере имущества составила около 14 тысяч рублей. Только в Орьевском районе было “промотано” 261 полупальто, 133 телогрейки, 73 пары ватных шаровар, 249 пар валенок, 74 одеяла, 45 пар кожаной обуви; схожей была ситуация и в других районах. Предписывалось привлекать к суду не только наиболее злостных промотчиков, но и скупщиков вещдовольствия.

10 января приказом НКВД № 24 новым начальником КВО Дмитлага был назначен (с должности заведующего культмассовым отделом Моссовета) Ю. А. Липский.
В приказе НКВД № 84 от 9 марта 1936 года отмечалось, что строительство канала вступило в четвертый, завершающий год своего существования и если к осени будут закончены все земляные и бетонные работы, то весной 1937 года по каналу пройдет первый пароход; этим же приказом начальнику Берману предлагалось лично бывать на строительстве не менее 5-6 дней в месяц, лагерникам же объявлялось, что лучшие ударники по окончании своего срока заключения могут при желании оставаться до окончания строительства по вольному найму.
16 марта приказом № 168 помощник начальника Икшинского района А. П. Флексер назначался помощником начальника Дмитлага (когда-то этот чекист занимал более высокие посты: в 1921-1930 годах руководил Административным отделом ВЧК-ОГПУ, в 1930-1931 годах — Управлением милиции в Крыму, в 1932-1934 годах был помощником по милиции полпреда ОГПУ по Белоруссии). 22 августа 1936 года Флексер возглавит также (по совместительству) Отдел кадров МВС и Дмитлага.
27 марта приказом № 196 премировались сотрудники Ермолинской центральной портновско-сапожной мастерской Отдела общего снабжения (ООС) Дмитлага “ко дню двухлетнего существования” мастерской, изготовившей за это время свыше 200 000 крупных и 200 000 мелких “предметов бельевых и спецодежды”, 800 000 пар ватных и рабочих рукавиц, 30 000 фуражек и шапок, 153 000 пар ботинок, сапог и бурок.
21 апреля на основании приказа по МВС № 203 в Москве по адресу 1-я Мещанская улица 77/85 началось сооружение жилого дома Мосволгостроя НКВД.
23 апреля приказом по МВС № 205 “в связи с началом летних работ завершающего 1936 года” прекращалось предоставление очередных отпусков всем работникам строительства вплоть до 1937 года.
Приказ НКВД № 143 от 27 апреля гласил: “Имеются случаи приема на работу управлениями лагерей и строительств НКВД работников, уволенных с Москваволгостроя НКВД за различные проступки. Приказываю увольняемых со строительств и лагерей НКВД за проступки на другие строительства НКВД и в другие лагеря на работу не принимать. В исключительных случаях прием их на работу производить в каждом отдельном случае с санкции ГУЛАГа НКВД”.
Приказом НКВД № 145 от того же числа в составе МВС образовывалось “Полевое управление строительства” (во главе с начальником МВС Коганом), которое должно было выезжать в “особоотстающие районы” и руководить ими на местах. Этим же приказом руководящим кадрам запрещалось выезжать со своих объектов без разрешения начальника или главного инженера МВС.
3 мая приказом МВС № 226 “за свою преступную деятельность по руководству Дмитровским мехзаводом МВС” были отстранены от должностей начальник Мехзавода А. В. Руденко, зам. начальника завода В. И. Носов, главный механик завода В. В. Кельцев и другие. 3 отделу Дмитлага поручалось провести расследование их деятельности и всех виновных привлечь к уголовной ответственности (21 мая приказом МВС № 270 всех указанных лиц со строительства уволили).
7 мая приказом № 286 за “воздушное хулиганство” во время полетов над Дмитровом лишались зачетов и переводились на производство двое заключенных — Н. Д. Горев и Т. А. Саежкин, бывшие летчиками Филиала летной школы областного Осавиахима при ПСО (Пролетарском спортивном обществе) “Динамо” Дмитлага и МВС. “Для укрепления руководства” заместителем председателя лагерного ПСО “Динамо” назначался зам. начальника 3 отдела Дмитлага Б. В. Кшанович.

22 мая нарком Ягода обратился к “Секретарю ЦК ВКП(б) тов. Сталину” и “Председателю СНК Союза ССР тов. Молотову” со следующим письмом:

“Постановлением Совета народных комиссаров Союза ССР и Центрального комитета ВКП(б) от 8 сентября 1935 года возложено на меня строительство Северного городского канала и реконструкция реки Яузы.
Прошу освободить меня от этого строительства по следующим мотивам:
1. Строительство Северного городского канала и реконструкция реки Яузы затягиваются до 1939 года, а строительство канала Самая большая стройка заканчивается в 1937 году, причем, по окончании земляных и бетонных работ, примерно к сентябрю—октябрю 1936 года, лагеря на Самая большая стройка должны свертываться, и значительная часть заключенных будет вывезена.
2. Работы по реконструкции Яузы и по строительству значительной части Северного канала придется вести на целом ряде центральных улиц г. Москвы (Садовая-Земляная, у Яузских ворот, Лефортово, Электрозаводская — электрозавод), где работа с заключенными совершенно исключается, т.к. пришлось бы оцеплять целые улицы, чтобы охранять от побегов заключенных.
3. Таким образом, заключенных можно было бы использовать только лишь на части работ по строительству Северного канала, который проходит лишь частично за городом, а остальную, большую часть работ, производить вольнонаемными.
Таким образом, работа по реконструкции Яузы и проведению Северного канала силами заключенных отпадает — и Северный канал и реконструкцию Яузы удобнее строить вольнонаемными рабочими, что гораздо удобнее и лучше сделает Моссовет, чем я.
Прошу освободить меня от этих работ, передав их Моссовету с тем, что я передаю Моссовету весь проектный отдел, ведущий изыскание и проектировку по этим работам и часть инженерно-технического персонала с Москва-Волги, кроме главного инженера Жука и его заместителей — Журина, Мачтета и Рубинчика, которые должны вести работы по Волге—Дону, да они и не понадобятся на этих работах”.

25 мая Ягода посетил трассу канала.

26 мая приказом по МВС и лагерю № 113 на строительстве вводился “трудовой режим, существующий в промышленных и строительных предприятиях Союза ССР”, и в том числе запрещался “отпуск работающих с трассы до окончания рабочего дня, независимо от выполнения ими норм и плановых заданий досрочно”.
Приказом НКВД № 192 от 1 июня предлагалось возбудить ходатайство о досрочном освобождении заключенных Дмитлага, “работающих по-стахановски”.
12 июня в приказе № 370 сообщались итоги объявленного в марте КВО вселагерного конкурса по “созданию каналоармейской музыки; жюри в составе композиторов Дзержинского, Белого, Кабалевского, Шехтера, Чемберджи, Старокадомского отобрало 20 из 112 произведений, написанных 73 каналоармейцами, присудив первую премию (500 рублей) авторам музыки и стихов “Марша бетонщиков” заключенным Н. Е. Цедрику и В. П. Калентьеву (поэт и счетовод, попавший в Дмитлаг за растрату), вторую (250 рублей) — заключенному Г. П. Шевченко за песню “Ветер” и заключенному Э. К. Стручко за “Напев для балалайки”, третью премию (150 рублей) — заключенному П. П. Рогову за “Осень в Орудьево” и заключенному В. Саранче за “Мелодию для баяна”.
14 июня в 19 часов 15 минут Перервинский шлюз № 10 Южного района посетили Сталин, Каганович, Орджоникидзе и Ягода.
Согласно приказу НКВД № 248 от 1 июля, на МВС к этому моменту работали 163 экскаватора, 1800 автомобилей, 172 паровоза, 2000 вагонов и 300 тракторов, было проложено 650 километров железнодорожных путей.
3 июля приказ НКВД № 249 предписал: в связи с близящимся окончанием земляных работ на ряде участков МВС приступить к окончательной отделке канала и к его очистке от строительного мусора. К навигации 1937 года на площадках сооружений канала должны были быть разбиты цветники и газоны, а на всем его протяжении — высажены деревья и кустарники и полностью сделана отмостка откосов.
9 июля приказ № 407 отмечал, что канал строят “представители 46 национальностей народов СССР, находящихся в Дмитровском лагере”.
Приказом НКВД № 259 того же дня (на основании постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 11 июня) в Москве организовывалось самостоятельное Управление строительства Северного городского канала и реконструкции реки Яузы с непосредственным подчинением начальнику ГУЛАГа НКВД М. Д. Берману. Главным инженером этого строительства был назначен С. Я. Жук, его заместителем — В. Д. Журин (оба по совместительству), начальником строительства — А. Я. Розенштейн (по совместительству с должностью начальника района “Техника” МВС и Дмитлага). Но кроме одного шлюза на Яузе, выстроенного в 1937-1939 годах, ничего из этого замысла осуществлено не будет.
15 июля приказом МВС № 396 для проведения экскаваторной выемки на Поклонной горе в составе Карамышевского района МВС был организован Отдельный экскаваторный рабочий пункт.
Приказом НКВД № 302 от 22 июля зам. начальника МВС Ф. Я. Яфедов был назначен (по совместительству) начальником строительства двух аэродромов: реконструкция и строительство аэродрома имени Фрунзе должны были быть закончены к декабрю 1936 года, а строительство гражданского аэродрома — к 1 июля 1937 года.
17 июля приказом по МВС № 399 Мехзавод МВС возглавил инженер П. К. Георгиевский, ранее начальник его экскаваторного цеха.
19 июля приказ НКВД № 291 предписал использовать освобождающееся на строительстве канала оборудование и транспортные средства на других стройках НКВД. Необходимый ремонт такой техники должен был производить Дмитровский мехзавод МВС. Всего после окончания строительства планировалось высвободить оборудования и транспортных средств на сумму 145 миллионов рублей.
19 июля приказом МВС и Дмитлага № 131 в связи с “исчерпанием лесосечного фонда и сокращением объема работ” Весьегонский район реорганизовывался в Отдельный Весьегонский участок. В течение трех лет этот находящийся на значительном удалении от трассы канала район обеспечивал МВС и Дмитлаг древесиной.

1 августа приказом по МВС № 451 на Хлебниковский район возлагалось строительство водной станции “Динамо” на Химкинском водохранилище (позднее известной как “Водный стадион”), которое предписывалось закончить к весне 1937 года.
10 августа в приказе МВС № 467 Коган объявил, что ввиду своего утверждения заместителем наркома лесной промышленности СССР и на основании приказа НКВД № 727 от 9 августа 1936 года сдал дела и должность начальника МВС М. Д. Берману. В своем прощальном приказе Коган поблагодарил “всех товарищей, честно и самоотверженно помогавших мне выполнять задания партии, правительства и Народного комиссара товарища Ягода”.
10 августа в своем приказе № 1 новый начальник МВС и одновременно начальник ГУЛАГа Берман объявил, что “сего числа вступил в исполнение обязанностей начальника строительства канала Самая большая стройка”.
Приказом НКВД № 00287 от 16 августа 1936 года организовывалось самостоятельное Управление лагеря НКВД по строительству аэродромов, непосредственно подчиненное ГУЛАГу, с дислокацией управления лагеря в Москве, в бывших летних казармах кавалерийского полка НКВД на Хорошевском шоссе. Однако уже 5 сентября приказом НКВД № 380 оно было возвращено в состав МВС на правах района.
23 августа приказом МВС “за попытку контрреволюционного срыва стахановского движения на сооружениях Центрального района”, а именно публичное заявление о невозможности выполнения планов по “насосной станции 183”, был снят с работы начальник узла сооружений шлюза № 3 инженер Н. Г. Грибановский. Пояснялось, что “лишь немедленное вмешательство начальника работ района тов. Комаровского, поддержанного каналоармейцами, пресекло этот беспримерный враждебный выпад”. 3 отделу поручалось провести расследование, начальником сооружений узла шлюза № 3 назначался А. И. Гейхрох, помощником начальника узла по “насосной станции 183” — инженер Н. Я. Райский.
27 августа приказом МВС и Дмитлага № 168 для проверки исполнения приказов и распоряжений, проверки работы районов и оперативной помощи им по неотложным вопросам, при начальниках МВС и Дмитлага была организована Особая оперативная инспекция в составе 5 человек. Её начальником был назначен (по совместительству) начальник Секретариата и отделения кадров ГУЛАГа и личный секретарь начальника ГУЛАГа А. Л. Сулин-Этин.
28 августа приказом МВС и Дмитлага № 167 упразднялся Общий отдел Дмитлага, функции общего несекретного делопроизводства, стола командировок и издания приказов переходили в Отдел кадров, комендатура выделялась в самостоятельное подразделение в подчинении зам. начальника Дмитлага А. А. Горшкова.
5 сентября приказом НКВД СССР № 379 Управление строительства Северного канала и реконструкции реки Яузы было включено в состав МВС на правах района.
29 сентября по приказу МВС и Дмитлага № 206 заместитель начальника Центрального района Гриневич “за грубость и площадную ругань по адресу подчиненных ему работников-заключенных” был арестован на 5 суток без исполнения служебных обязанностей.
8 октября приказом по МВС № 115 строительство водной станции “Динамо” возглавил (по совместительству) начальник Хлебниковского района Г. Д. Афанасьев. На основании распоряжения наркома внутренних дел Ягоды и приказа МВС № 63 от 16 сентября заместитель главного инженера В. Д. Журин ещё 12 сентября выехал в командировку на Дальний Восток.
21 сентября “отделение Мособлсуда по делам Дмитлага НКВД СССР” приговорило трех бывших начальников сооружений канала (Ф. И. Торговкина, Г. В. Буренкова и Н. А. Бланка) к различным срокам (от 4 лет лишения свободы до 10 месяцев принудительных работ) за злоупотребление служебным положением, выразившееся в перерасходах и бесхозяйственной работе”.

Приказ МВС и Дмитлага № 500 от 23 сентября гласил: “Руководство строительства и лагеря получает большое количество обращений и ходатайств от чекистов, инженеров и лучшей части каналоармейцев об объявлении октября стахановским месяцем имени нашего Наркома тов. Ягода”, в связи с чем приказывалось объявить октябрь “Стахановским месяцем имени Народного комиссара внутренних дел тов. Ягода”. Руководители МВС и Дмитлага ещё не знали, что всего через три дня Ягода лишится этой должности.
26 сентября он был освобожден от обязанностей наркома внутренних дел СССР и назначен (вместо А. И. Рыкова) наркомом связи СССР. НКВД возглавил Н. И. Ежов. А 29 сентября бывший зам. наркома внутренних дел Г. Е. Прокофьев сменил И. П. Жукова на посту первого заместителя наркома связи, в тот же день начальник ГУЛАГа и МВС М. Д. Берман был утвержден новым заместителем наркома внутренних дел.
28 сентября начальник Санитарного отдела ГУЛАГа И. Г. Гинзбург возглавил также (по совместительству) САНО Дмитлага.
29 сентября приказ МВС № 88 возложил вину за срыв месячного плана работ по Волжскому району на начальника работ района инженера Н. Ф. Шапошникова, который “вместо мобилизации коллектива строителей… своим оппортунистическим отношением к работе размагничивал подчиненный ему аппарат и тем самым срывал всю работу по Волжскому району”. За это Шапошников был понижен до должности начальника сооружения Сестринских дамб района “Техника”.
7 октября приказом НКВД № 937 бывший зам. начальника Беломорско-Балтийского комбината и начальник Беломорско-Балтийского лагеря Д. В. Успенский был назначен заместителем начальника Дмитлага.
25 октября приказом МВС и Дмитлага № 233 увеличивалось число “мясных дней” (вместо 9 в месяц — 15 в месяц с увеличением дневной нормы отпуска мяса на 40 процентов), а в остальные 15 рыбных дней дневная норма отпуска рыбы увеличивалась на 20 процентов. По новым нормам общелагерного котла, на одного заключенного в день полагалось: хлеба ржаного — 400 грамм, крупы разной — 100 грамм, мяса — 140 грамм, рыбы — 240 грамм, картофеля и овощей — 700 грамм.
26 октября начальник Отдела перевозок и связи ГУЛАГа Ю. П. Брилль возглавил (по совместительству) Отдел железнодорожных и водных перевозок МВС.
6 ноября приказом МВС и Дмитлага № 248 в связи со свертыванием работ Восточный район с 10 ноября реорганизовывался в Отдельный Листвянский участок.
27 ноября приказом МВС и Дмитлага № 261 ввиду окончания работ по Центральному аэродрому с 1 декабря расформировывался участок “Аэродром” Карамышевского района. Центральный аэродром имени Фрунзе в районе Ходынки был построен за три месяца.
В тот же день главный бухгалтер ФИНО ГУЛАГа Л. И. Инжир по совместительству был назначен главным бухгалтером МВС.
2 декабря приказом МВС и Дмитлага № 269 в связи с окончанием основных экскаваторных работ Экскаваторно-транспортный отдел был реорганизован в Автотранспортный (АТО). Врид начальника АТО был назначен В. И. Папировский.
9 декабря приказами НКВД СССР №№ 488 и 489, в связи с окончанием основных земляных и бетонных работ на ряде сооружений канала и освобождением значительного количества заключенных и вольнонаемных работников, часть из них откомандировывалась на Волгострой НКВД.
18 декабря приказом по МВС № 282 начальник Хлебниковского района капитан ГБ Г. Д. Афанасьев был назначен (по совместительству) начальником строительства Химкинского московского речного порта.

6-7 января 1937 года на строительстве канала и в подразделениях Дмитлага была проведена работа по Всесоюзной переписи населения. Переписаны были как вольнонаемные, так и заключенные. Руководителем переписи по МВС и Дмитлагу был зам. начальника лагеря А. А. Горшков.
8 февраля появился приказ МВС № 57:
“В состав сооружений, выполняемых строительством канала Самая большая стройка, включены 15-метровые гранитные монументы Ленина и Сталина, устанавливаемые при выходе из Волги в аванпорт канала. Сооружение этих монументов у входа в канал должно отразить величие канала, как одного из памятников Ленинско-Сталинской эпохи”. Волжский район должен был выделить для этого объекта свои лучшие бригады.
Постановлением СНК СССР № 254 от 15 февраля и приказа МВС и Дмитлага № 28 от 3 марта для строительства Южного порта на Москве-реке у Сукина болота создавался лагерный район “Южный порт”.
23 марта были опущены щиты на Волжской плотине, 27 марта вода начала заполнять русло канала.
29 марта был арестован нарком связи и бывший главный строитель канала Г. Г. Ягода.
Постановлением СНК СССР № 590 от 9 апреля устанавливался срок сдачи канала в постоянную эксплуатацию (к 1 июля 1937 года), эксплуатация канала в течение 1937 года возлагалась на МВС, а с января 1938-го объекты канала “с полным штатом работников, освоивших эти сооружения”, передавались Наркомводу.
Этим же постановлением предписывалось:
— Наркомводу к 1 мая 1937 года закончить постройку и оборудование восьми дебаркадеров на следующих пристанях: Щукино, Хлебниково, Чиверово, Большая Волга (Иваньково), Конаково, Лисицыно, Калинин и Рыбинск;
— НКВД к 1 июня 1937 года сдать в эксплуатацию пассажирский вокзал в Химкинском порту и павильоны со служебными помещениями на следующих пристанях: Запрудки, Торфяная, Дмитров, Яхрома, Влахернская, Икша, Пирогово, а к 1 июля — пассажирский павильон на пристани “Большая Волга”;
— Наркомводу внести на утверждение СНК СССР предложения о проекте и сроках строительства судоремонтных мастерских в Хлебникове, а ремонт судов канала в зиму 1937-1938 годов обеспечить путем организации в Хлебникове временной ремонтной базы.
17 апреля волжская вода заполнила канал на всем его протяжении.
22 апреля канал посетили Сталин, Ворожилов, Молотов и Ежов. Это был третий визит генсека на трассу, но впервые его вместо Ягоды сопровождал новый нарком внутренних дел.
28 апреля были арестованы начальник Дмитлага и заместитель начальника ГУЛАГа старший майор ГБ С. Г. Фирин и начальник 3 отдела Дмитлага комиссар ГБ 3 ранга С. В. Пузицкий.

Вслед за этим, совсем незадолго до официального окончания строительства, на чекистские кадры Дмитлага обрушилась волна арестов. Только по “делу Фирина” было арестовано 218 человек, среди которых оказалось большинство лагерных литераторов и художников, которым покровительствовал начальник Дмитлага. Неполный список заключенных Дмитлага, не связанных непосредственно с Фириным и расстрелянных в течение 1937-1938 годов УНКВД по Московской области (так сказать, “в обычном порядке”), их имен не содержит (см. “Бутовский полигон, 1937-1938. Книга памяти жертв политических репрессий”. Т. 2. М., 1999, стр. 289-344).

Обвинили чекистов Дмитлага ни больше ни меньше как в заговорщической деятельности. О заговоре в НКВД Н. И. Ежов впервые подробно рассказал на июньском (1937) Пленуме ЦК ВКП(б).
По словам Ежова, Ягода готовил “дворцовый переворот”, в котором важнейшую роль должны были сыграть заключенные подмосковных лагерей.

Руководители Дмитлага Фирин и Пузицкий “по поручению Ягоды должны были создать террористические группы в лагерях НКВД для совершения терактов при возможном посещении членами правительства канала Волга-Москва”, для чего ими “вербовались в состав контрреволюционной организации, наиболее контрреволюционные элементы из среды уголовников, содержащихся в Дмитровском лагере”. Описывая сценарий захвата власти, Ежов цитировал показания Фирина, выбитые на следствии:

“В плане захвата власти Ягода отводил ответственное место силам Дмитлага. Ягода указал, что в лагере надо создать крепкий боевой резерв из лагерных контингентов. Для этого следует использовать нач. строительных отрядов из авторитетных в уголовном мире заключенных, так называемых “вожаков”, чтобы каждый “вожак” в любое время мог превратиться в начальника боевой группы, состоящей из основного костяка заключенных из его же строительного отряда. Ягода говорил, что боевые группы Дмитлага потребуются для террористических задач — захвата и уничтожения отдельных представителей партии и власти и, кроме того, должны составлять резерв для захвата отдельных учреждений, предприятий и т.п. боевых задач. Поэтому каждый начальник боевого отряда должен подчинить своему влиянию максимальное количество отборных головорезов-лагерников. Опасные элементы после переворота можно будет уничтожить”.

Фигура бывшего наркома вообще вызывала у Ежова особую ненависть главным образом за активные попытки собственной “популяризации”. По выражению Ежова, “Ягода окружил себя группой продажных писателей и журналистов типа — Киршона, Афиногенова, Авербаха, а также использовал грязное окружение Горького”.

Об этом же поведал и Фирин на следствии, причем, в отличие от вышеприведенных фантазий о “заговоре”, этим показаниям уже нельзя не верить: “Во время пребывания Р. Роллана у Горького, Ягода мне поручил специально выехать в Горки и рассказать подробно Роллану о работе по перековке заключенных и о большой роли в этом Ягоды. Не удовлетворившись этим, Ягода сам привез к Горькому чуть ли не всю Болшевскую трудкоммуну. В течение целого вечера коммунары выступали, а Ягода не отходил от Р. Роллана. Популяризацию Ягоды среди писательских кругов в свое время организовал и вел Л. Авербах. С его отъездом все это дело перешло к Киршону, с которым Ягода встречался чаще чем бы то ни было. Целая группа писателей, при моем содействии, была привлечена на постоянную работу по собиранию и выпуску материалов о Ягоде и его роли культурно-просветительного деятеля. Это относится к Г. Корабельникову, Афиногенову, Бруно Ясенскому, его жене Берзиной, Горбунову, Лузгину, Цейтлину”.

Для расправы с “заговорщиками” из НКВД Сталин уже в первых числах июня 1937 года ввел так называемый “особый порядок” осуждения. Согласно этой процедуре, списки на расстрел рассматривал и утверждал сам Сталин, а формальное решение принимала Комиссия в составе наркома внутренних дел и Прокурора СССР (Ежов и Вышинский) или их заместителей; немного погодя к ним стал присоединять свою подпись председатель Военной коллегии Верховного суда В. В. Ульрих.

Ещё 29 апреля 1937 года приказом НКВД № 651 заместителем начальника ГУЛАГа, начальником Дмитлага и заместителем начальника МВС был назначен З. Б. Кацнельсон, до того заместитель наркома внутренних дел Украины (в 1931-1933 годах он был заместителем полпреда ОГПУ в Московской области, застав начало строительства канала).
Этим же приказом 3 отдел Дмитлага возглавил майор ГБ П. Ш. Симановский, прежде начальник Особого отдела ГУГБ НКВД Московского военного округа — 5 отдела УГБ УНКВД по Московской области.
Приказом НКВД № 188 от 8 мая (и на основании постановления СНК от 9 апреля) в составе МВС было организовано Управление эксплуатации канала. Его начальником и главным инженером был назначен А. Н. Комаровский.

На основании постановления СНК СССР № 737 от 9 мая из состава Совета при Наркомводе СССР был исключен первый начальник Москаналстроя П. Я. Бовин.
10 мая приказом МВС № 300 устанавливался штат Управления эксплуатации канала (394 человека), а заместителем начальника Управления по административно-хозяйственному сектору был назначен Ф. Т. Прохорский (ранее начальник Центрального района).
15 мая нарком внутренних дел Ежов подписал приказ № 192 о награждении главного инженера МВС С. Я. Жука “за исключительные заслуги по строительству канала Самая большая стройка… легковой автомашиной ЗИС”; подарок оказался как нельзя более своевременным, потому что 5 июня того же года постановление СНК СССР № 905 запретило “народным комиссарам и другими руководителям учреждений дарить автомашины отдельным лицам, так как это право принадлежит только правительству”.

Приказ НКВД № 00266 от 20 мая предписал:

“1. Начальнику строительства канала Волга-Москва т. Берману организовать работы по окончанию строительства канала таким образом, чтобы в период с 20 мая по 20 июня были закончены все основные работы, с тем чтобы на 20 июня Дмитровский лагерь был максимально свернут.
2. На период после 20 июня на остаточный объем работ оставить только заключенных, осужденных до бытовым статьям из краткосрочников.
3. Из подмосковных районов лагеря (Южный, Сходненский, Карамышевский, Хлебниковский, Водопроводный) в 5-дневный срок изъять всех заключенных, осужденных по контрреволюционным статьям, и отправить в другие лагеря.
4. В перечисленных выше подмосковных районах лагеря:
а) охрану из числа заключенных немедленно перебросить в северные районы, пополнив из северных районов охрану вольнонаемными стрелками;
б) пожарную охрану из числа заключенных заменить вольнонаемными работниками.
5. Начальнику Дмитлага тов. Кацнельсону пересмотреть списки заключенных, пользующихся правом проживания на частных квартирах, и таковые максимально сократить, переведя заключенных на лагерное положение”.
Этим же приказом начальнику ГУШУСДОР НКВД СССР Г. И. Благонравову было дано указание немедленно убрать всех заключенных, занятых на строительстве автомагистралей “Москва-Минск” (Вяземлаг) и “Москва-Киев” (Калуглаг) в радиусе 35 километров от Москвы, заменив их вольнонаемными рабочими.

На основании приказа НКВД № 201 от 20 мая были образованы две комиссии: по применению льгот для заключенных Дмитлага (под председательством начальника Дмитлага Кацнельсона) и по составлению списков вольнонаемных работников МВС для их награждения за ударную работу (под председательством начальника МВС Бермана).
20 мая было успешно закончено изготовление большой электрифицированной рельефной карты канала для Международной выставки в Париже, 23 мая карта была принята для отправки в Париж (о чем объявлялось приказом МВС № 334 от 7 июня).
24 мая приказом МВС и Дмитлага № 60 для эвакуации людей и имущества строительства и лагеря была организована Эвакуационная комиссия во главе с зам. начальника Дмитлага А. А. Горшковым.
3 июня приказом МВС и Дмитлага № 64 для выдачи паспортов лагерникам, досрочно освобождаемым за ударную работу на строительстве, в Дмитрове был организован Центральный паспортный отдел (штат из 20 человек).
7 июня постановлением СНК СССР № 908 было предписано “приступить к опытной эксплуатации канала Самая большая стройка” 15 июня.
14 июня приказом НКВД № 968 начальник 3 отдела и зам. начальника Дмитлага П. Ш. Симановский назначался начальником УНКВД Курской области.
17 июня приказом № 282 Кесово-Горский совхоз № 2 Дмитлага передавался в ведение отдела мест заключения УНКВД Калининской области.
24 июня приказом МВС и Дмитлага № 67 на пусковой период (до 1 января 1938-го) в составе МВС организовывалось “Управление по эксплуатации Сталинской станции, Водопроводного канала и Учинского водохранилища”. Основной его задачей была “бесперебойная подача в московскую городскую сеть воды из Учинского водохранилища через Водопроводный канал и Сталинскую насосную и очистную станцию”. К 1 января 1938 года все эти сооружения МВС должны были быть передана в ведение Мосводопровода. Начальником нового управления стал (по совместительству) начальник Водопроводного района А. А. Усиевич.
4 июля СНК СССР и ЦК ВКП(б), заслушав доклады начальника МВС М. Д. Бермана и председателя правительственной комиссии по приему канала Самая большая стройка С. З. Гинзбурга, выпустили постановление № 1066:

“1. Одобрить доклад Правительственной комиссии по каналу Самая большая стройка и признать строительство канала законченным, а канал готовым к эксплуатации.
2. Открыть канал Самая большая стройка для пассажирского и грузового движения с 15 июля 1937 года.
3. Объявить благодарность Наркому внутренних дел СССР и всему коллективу строителей канала Самая большая стройка за образцовое выполнение правительственного задания.
4. Предложить наркому внутренних дел СССР тов. Ежову представить свои соображения о награждении строителей канала Самая большая стройка”.

11 июля приказом № 321 (на основании постановлений СНК СССР от 28 июня и 2 июля) Талдомский и Ермолинский совхозы Дмитлага были переданы в ведение Наркомата пищевой промышленности и Всесоюзного института защиты растений.

Постановлением Президиума ЦИК СССР от 14 июля “за выдающиеся успехи в деле строительства канала Самая большая стройка” были награждены орденом Ленина:

— начальник Хлебниковского района Г. Д. Афанасьев,
— начальник Мехзавода П. К. Георгиевский,
— зам. главного инженера МВС В. Д. Журин,
— начальник работ Центрального района А. Н. Комаровский,
— начальник работ Волжского района Г. Н. Мачтет,
— начальник АТО МВС В. И. Папировский,
— начальник сооружения шлюза № 5 С. И. Погарский,
— начальник Планово-производственного отдела МЫС М. Н. Попов,
— зам. начальника ГУЛАГа И. И. Плинер,
— начальник Центрального района Ф. Т. Прохорский,
— зам. начальника Дмитлага П. Ш. Симановский,
— начальник Водопроводного района А. А. Усиевич,
— зам. начальника Дмитлага Д. В. Успенский,
— главный инспектор МВС А. И. Фидман;

орденом Красной Звезды:

— начальник МВС М. Д. Берман,
— главный инженер МВС С. Я. Жук,
— бывший начальник МВС Л. И. Еоган,
— помощник начальника ГУЛАГа А. П. Ермаков;

орденом Трудового Красного Знамени:

— начальник ФИНО НКВД и МВС Л. И. Берензон,
— начальник САНО ГУЛАГа И. Г. Гинзбург,
— зам. начальника Техотдела МВС Г. А. Руссо,
— зам. начальника КВО Дмитлага И. Б. Явиц,
— председатель Совета жен работников МВС О. И. Крипайтис (жена зам. начальника Волжского района К. К. Крипайтиса);

орденом “Знак Почета”:

— начальник оперативного отделения 3 отдела Дмитлага П. К. Жучилин,
— начальник УРО Дмитлага Ю. А. Липский,
— зам. главного инженера МВС Е. Д. Рубинчик,
— начальник инспекции А. Л. Сулин-Этин,
— секретарь парткома Центрального района А. А. Щекин.

Всего было награждено 404 человека, из них орденом Ленина — 42, орденом Красной Звезды — 25, орденом Трудового Красного Знамени — 209, орденом “Знак Почета” — 129 человек.

14 июля появилось также совместное постановление ЦИК и СНК СССР № 103/1113 “О награждении и льготах для строителей канала Самая большая стройка”:

“В связи с окончанием в установленный правительством срок строительства канала Самая большая стройка и передачей его в эксплуатацию, ЦИК и СНК СССР постановляют:
1. Предложить НКВД СССР наградить ценными подарками и денежными премия отличившихся на строительстве вольнонаемных работников.
2. Установить для строителей канала Самая большая стройка специальный нагрудный знак.
3. Предложить НКВД СССР представить в ЦИК СССР списки бывших заключенных, добровольно оставшихся для работы на канале по вольному найму, особо отличившихся на строительстве канала Самая большая стройка, для снятия с них судимости.
4. Досрочно освободить за ударную работу на строительстве канала Самая большая стройка 55 000 заключенных. Обязать ВЦСПС принять меры к скорейшему их устройству на работу.
5. Предложить НКВД СССР при освобождении заключенных за ударную работу на строительстве канала Самая большая стройка выдавать им, кроме специальных удостоверений, свидетельствующих об их работе на канале Самая большая стройка, также проездные билеты и денежные награды в размере от 100 до 500 рублей.

15 июля канал был торжественно открыт для движения пассажирских и грузовых судов. В “Зеленом театре” ЦПКО имени Горького по этому случаю состоялся 20-тысячный митинг, а вечером в Большом театре — торжественное заседание с участием Сталина, Молотова, Жданова, Хрущева, Булганина, Ежова, Фриновского, Реденса, Бермана и Жука. Берман доложил собравшимся: “Ошибка природы, лишившая Москву крупных источников воды, исправлена в 4 года и 8 месяцев”.
К этому времени в типографии МВС и Дмитлага была выпущена специальная листовка (тираж 4000 экземпляров, цензорский номер “Уполн. Мосгорлит АГ-1833-86”):

“ГРАЖДАНЕ!
Строительство канала Самая большая стройка, одно из самых прекрасных и крупнейших сооружений второй пятилетки, в основном окончено. Канал имеет не только судоходное значение, но он является также источником питьевого водоснабжения для г. Москвы.

Вода в канале должна быть совершенно чистой. Правительство издало специальный закон о санитарной охране канала. Этот закон запрещает загрязнять канал сбрасыванием в него нечистот, мусора, навоза, запрещает пасти скот в полосе 150 метров от канала, поить и купать скот в канале. Для купания же людей отводятся специальные места.
Все граждане должны этот закон соблюдать и охранять канал от загрязнений. Всякое загрязнение канала — угроза санитарному благополучию канала и здоровью трудящихся Красной столицы.

ГРАЖДАНЕ, БЕРЕГИТЕ КАНАЛ! НЕ РАЗРУШАЙТЕ БЕРЕГОВ OO НЕ ВЫДЕРГИВАЙТЕ КАМНЕЙ OO НЕ СРЫВАЙТЕ ДЕРНА OO НЕ СБРАСЫВАЙТЕ В КАНАЛ И ПРИБРЕЖНУЮ ПОЛОСУ НЕЧИСТОТ И МУСОРА OO НЕ СТИРАЙТЕ БЕЛЬЕ В КАНАЛЕ И ВОДОХРАНИЛИЩАХ OO НЕ ПАСИТЕ СКОТ В 150-МЕТРОВОЙ ПОЛОСЕ OO НЕ ПУСКАЙТЕ СКОТ ДЛЯ ВОДОПОЯ

КАЖДЫЙ СОВЕТСКИЙ ГРАЖДАНИН ДОЛЖЕН ОБЕРЕГАТЬ КАНАЛ. КТО БУДЕТ ЗАГРЯЗНЯТЬ КАНАЛ, ТОТ БУДЕТ ПРИВЛЕКАТЬСЯ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ
Управление Эксплоатации канала Самая большая стройка”.

23 июля приказом МВС и Дмитлага № 102 для обеспечения лесоматериалами и топливом строительства Сталинской насосной станции ей передавалось все имущество Весьегонского отдельного участка МВС вместе с личным составом, а сам Весьегонский участок был ликвидирован.
В этот же день приказом МВС № 486 объявлялось, что Завидовский район в связи с окончанием работ с 1 августа реорганизуется в Отдельный Завидовский участок.
27 июля приказом МВС и Дмитлага № 103 передавался в ведение ГУЛАГа Мехзавод МВС и Дмитлага (а приказанием ГУЛАГа № 48 от 19 августа Мехзавод вошел в состав строительства Куйбышевского гидроузла НКВД).
2 августа приказом НКВД № 104 устанавливалась (с 1 августа) следующая структура Дмитлага:
— отделы — УРО, САНО, Отдел общего снабжения, Отдел кадров, ФИНО, КВО, 3 отдел;
— районы — Центральный (включая бывшие отдельные участки “Соревнование” и “Орево”), Волжский (включая бывшие районы “Техника” и “Темпы”), Химкинский (включая бывшие Хлебниковский, Сходненский и Южный районы); ещё раз говорилось о ликвидации Завидовского района;
— отдельные участки — Икшанский, Хорошевский, Перервинский, Дмитровский и Мехзаводский.
Этим же приказом начальником Дмитлага назначался Ф. Т. Прохорский, зам. начальника — Ю. А. Липский. Подпись заместителя наркома внутренних дел и начальника ГУЛАГа М. Д. Бермана — одна из последних его подписей в этом качестве. Постановлением Президиума ЦИК СССР от 16 августа Берман был утвержден наркомом связи СССР (Ягоду в этой должности успел сменить И. А. Халепский) с освобождением от всех должностей в НКВД.
Во главе ГУЛАГа его сменил — приказом НКВД № 1468 от 21 августа — зам. начальника главка дивинтендант И. И. Плинер. Ещё 16 августа Президиум ЦИК СССР утвердил заместителем наркома, курирующим ГУЛАГ, недавнего (с 1 июля) начальника АХУ НКВД СССР М. И. Рыжова, прежде председателя Кировского райисполкома Москвы.
25 августа приказом НКВД № 1500 назначение Ф. Т. Прохорского отменялось; начальником Дмитлага и врид начальника Управления по эксплуатации канала (по совместительству) назначался Д. В. Успенский, ранее зам. начальника Дмитлага; главным инженером и зам начальника Управления по эксплуатации канала — Г. Н. Мачтет, ранее начальник работ Волжского района; Ф. Т. Прохорский, пробывший начальником Дмитлага всего месяц, теперь стал зам. начальника лагеря.
4 августа приказом НКВД № 304, “учитывая огромную работу, проведенную коллективом работников строительства и лагеря и в ознаменование окончания строительства канала”, предписывалось: “1. Все административные взыскания, наложенные приказами б. ОГПУ, НКВД, ГУЛАГа, МВС и Дмитлага, а также приказами по районам строительства и лагеря, на сотрудников канала Самая большая стройка и Дмитлага НКВД, кои добросовестно работали на строительстве — снять. 2. Отделу кадров строительства и лагеря произвести соответствующие исправления в личных делах этих сотрудников”.
2 сентября приказом НКВД № 369 (на основании постановления СНК СССР № 1339 от 10 августа) в городе Куйбышев было организовано Управление строительства Куйбышевского гидроузла и Самарского лагеря НКВД. Врио начальника строительства и главным инженером был назначен дивинженер С. Я. Жук, помощником начальника строительства по хозяйственным вопросам и помощником начальника лагеря — М. М. Кузнецов, первым заместителем главного инженера — А. Н. Комаровский, начальником 3 отдела лагеря — Н. В. Емец.
31 августа приказом НКВД № 363 за “четкое выполнение оперативной работы на строительстве канала Самая большая стройка” награждалось свыше 100 сотрудников 3 отделов и ВОХР Дмитлага: “Почетными знаками ВЧК-ГПУ”, знаком “Почетного работника РКМ”, золотыми, серебряными и “металлическими” часами.
Но не все руководители строительства канала удостоились наград за свою работу, а некоторые к моменту его пуска в эксплуатацию уже давали показания о собственной “вражеской деятельности”. Никак не был отмечен вклад бывших начальников Дмитлага А. Е. Сорокина, Я. Д. Рапопорта, С. Г. Фирина и З. Б. Кацнельсона, заместителей начальника Дмитлага В. А. Барабанова, В. Т. Радецкого, Е. А. Евгеньева, С. В. Пузицкого, Ф. Я. Яфедова и А. А. Горшкова, а также М. П. Костандогло, М. В. Филимонова, Н. В. Михайлова.
29 декабря был переведен на пост наркома лесной промышленности СССР бывший заместитель наркома внутренних дел М. И. Рыжов, курировавший ГУЛАГ (в январе 1938-го его сменит в этом качестве старший майор ГБ С. Б. Жуковский, ранее начальник 12 отдела (оперативная техника) ГУГБ). В этот же день лишился должности заместителя наркома лесной промышленности бывший начальник МВС Л. И. Коган.
31 декабря приказом по Управлению эксплуатации канала и Дмитлагу № 170 в целях сосредоточения всего архивного материала архивное отделение Отдела кадров реорганизовывалось в Центральный архив Управления эксплуатации канала Самая большая стройка с выделением в самостоятельную административную единицу во главе с Г. П. Камеловым. В состав Центрального архива были влиты: центральный технический архив, архив УРО, архив техинспекции, архив сдаточной инспекции, архив бывшего сектора монтажных работ, архив бюро по изучению зоны затопления, архив бывшего отдела гидрологии, архив архитектурно-строительного отдела, архив финансово-планового отдела.

В январе 1938 года серией приказов (№№ 21, 24-25) объявлялось о расстреле нескольких з/к за “бандитско-хулиганские действия в лагере” и за попытки побега из Дмитлага, а также о переводе на общие работы “с последующим направлением для дальнейшего отбытия наказания в отдаленные лагеря” ещё 9 заключенных, замеченных в распитии спиртных напитков, самовольных отлучках из лагеря и “появлении в городе Дмитрове с водкой”.
31 января приказом НКВД № 013 объявлялось о передаче Наркомводу Управления эксплуатации канала Самая большая стройка и о реорганизации Дмитлага в Отдельный Дмитровский район ГУЛАГа в составе участков Волжского, Яхромского, Икшанского, Химкинского, Перервинского, Хорошевского, Дмитровского, Мехзаводского и Омутянского. Начальником района назначался Д. И. Лисица, главным инженером и начальником работ — И. А. Процеров (ранее зам. главного инженера Управления эксплуатации). На Отдельный Дмитровский район возлагались выполнение “оставшихся недоделок по каналу”, а также “предоставление Наркомводу рабочей силы для эксплуатации и текущего ремонта канала и ведения расчетов по этим операциям”.
8 февраля приказом НКВД № 79 “для использования опыта строительства канала” предписывалось в шестимесячный срок издать технический отчет, главным редактором которого назначался бывший главный инженер МВС С. Я. Жук. Однако многотомный труд “Канал Самая большая стройка, 1932-1937” под грифом “НКВД СССР. Бюро технического отчета о строительстве канала Самая большая стройка” был выпущен только к 1940 году.
Вовсе не увидел свет роскошный фолиант “Канал Самая большая стройка”, готовившийся в явное подражание книге “Беломорско-Балтийский Канал имени Сталина. История строительства 1931-1934 гг.” (М., 1934). В научной библиотеке ГАРФ хранится его готовый к тиражированию макет (так называемые “чистые листы”) объемом 352 страницы. Среди цветных и черно-белых иллюстраций — портрет Сталина, рисунки художников-каналоармейцев, схемы трассы и т.п.; один из портретов изъят — по всей видимости, это портрет Ежова (а не Ягоды), поскольку в тексте книги чекисты вовсе не упоминаются (не говоря уже о чекистах из окружения Ягоды). Предисловие “Величайшее сооружение сталинской эпохи” написано секретарем ЦК ВЛКСМ А. В. Косаревым (арестованным 28 ноября 1938-го, чем косвенно датируется время подготовки альбома), в числе авторов — С. Я. Жук, А. И. Фидман, Е. Д. Рубинчик, Г. Д. Афанасьев, Ю. А. Липский, И. С. Фридлянд. В книге семь глав: 1. “Великая сталинская магистраль” (партийно-правительственные документы по каналу); 2. “Проект и трасса”; 3. “Покорение природы”; 4. “Инженеры”; 5. “Второе рождение” (рассказы и стихи заключенных); 6. “Ночь на трассе” (“корреспондентская запись одной ночи на строительстве”); 7. “Памятник эпохи” (архитектура канала).
13 февраля приказом по Отдельному Дмитровскому району № 11 передавался в ведение ГУЛАГа Отдельный Бескудниковский участок.
19 февраля приказом по Дмитровскому району № 34 в ведение Отдела мест заключения УНКВД Московской области отходил Краснопресненский отдельный эвакуационный пересыльный пункт (знаменитая “Красная Пресня”, ныне Учреждение ИЗ-48/3), ранее обслуживавший Дмитлаг.
28 февраля приказом НКВД № 126 (на основании распоряжения СНК СССР № УД-100-1 от 8 февраля) была образована ликвидационная комиссия по делам МВС, а её председателем назначался помощник начальника ГУЛАГа М. Ф. Госкин.
10 марта приказом по району № 75 в очередной раз переходил в непосредственное подчинение ГУЛАГу Мехзавод.
15 марта был расстрелян осужденный двумя днями ранее Г. Г. Ягода.
29 марта совместным приказом по Управлению канала Самая большая стройка Наркомвода СССР и Отдельному Дмитровскому району № 11 “в связи с предстоящей ликвидацией Отдельного Дмитровского района ГУЛАГа” технический архив передавался в ведение Управления канала Самая большая стройка Наркомвода.

8 апреля нарком внутренних дел Ежов был назначен (для начала по совместительству) наркомом водного транспорта СССР.

Приказом № 114 по району была передана Дмитровскому райисполкому типография бывшего МВС; совместным приказом по Ярославской железной дороге и Отдельному Дмитровскому району № 151 от 22 апреля Волжская железнодорожная ветка из ведения “ликвидкома МВС” и Отдельного Дмитровского района поступала с 25 апреля в ведение Ярославской железной дороги.
3 мая приказом НКВД № 294 объявлялся Указ ПВС СССР от 16 апреля о снятии судимости с 600 бывших заключенных, добровольно оставшихся на строительстве канала после отбытия срока наказания.
20 июня приказом по району № 225 “в связи с ликвидацией лагерных участков” предписывалось произвести “генеральную очистку всей передаваемой другим ведомствам и организациям территории в зоне и за зоной в радиусе 50 метров, а зловонные свалки — перепахивать”.

5 июля приказом НКВД и Наркомвода № 416 “в связи с окончанием приемки канала… комиссией Наркомвода” Отдельный Дмитровский район ГУЛАГа с этого же дня ликвидировался. Таким образом, в истории Дмитлага была поставлена точка, хотя дело его продолжали такие мелкие самостоятельные структуры ГУЛАГа, как ИТЛ и строительство Сталинской насосной станции в подмосковном селе Щитниково, ИТЛ и строительство Юго-Восточной гавани в селе Кожухово Пролетарского района Москвы, ИТЛ и строительство Химкинского района ГУЛАГа в селе Никольское на Ленинградском шоссе.

Поквартальная численность заключенных Дмитлага составляла:

— на 1 января 1936 года — 192 034 человека;
— на 1 апреля — 175 629 человек;
— на 1 июля — 180 390 человек;
— на 1 октября — 183 414 человек;
— на 1 января 1937 года — 146 920 человек;
— на 1 апреля — 147 695 человек;
— на 1 июля — 74 693 человека;
— на 1 октября — 29 660 человек;
— на 1 января 1938 года — 16 066 человек;
— на 1 февраля — 6814 человек.

Смертность в Дмитлаге составляла:

— в 1933 году — 8873 человека (16,1 процента от списочного состава);
— в 1934-м — 6041 человек (3,88 процента);
— в 1935-м — 4349 человек (2,3 процента);
— в 1936-м — 2472 человека (1,4 процента);
— в 1937-м — 1068 человек (0,9 процента);
— в 1938 году — 39 человек.

Всего с 14 сентября 1932 года по 31 января 1938-го в Дмитлаге умерло 22 842 человека.
Уже при Берии, на основании приказа НКВД № 802 от 10 сентября 1940 года, 237 чекистам были выданы нагрудные знаки “Строителю канала Самая большая стройка”. Их получили Г. Д. Афанасьев, Л. И. Берензон, П. К. Георгиевский, В. Д. Журин, С. Я. Жук, А. Н. Комаровский, Г. Н. Мачтет, В. И. Папировский, С. И. Погарский, М. Н. Попов, Г. А. Руссо, А. А. Усиевич, Д. В. Успенский, А. И. Фидман, Н. Ф. Шапошников, А. А. Щекин, И. Б. Явиц; но ещё больше строивших канал чекистов до этого не дожило.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я ознакомлен и согласен с Политикой конфиденциальности *